Четверг, 17 июля 2014 00:00

О Русском Языке

Автор

Это рассуждение вызвано личным ощущением тревоги, возникшей при изучении материалов движения «Суть времени».

Это не критика критики западной модели мироустройства. В этой части я полностью соглашаюсь с мыслью о тупиковости и разрушительности принимаемой Россией западной модели развития. И полностью поддерживаю борьбу «Сути времени» с либералами и строителями криминального капитализма.

Я согласен, что надо объединять и поднимать людей на защиту высших ценностей нашей жизни, создавая дисциплинированные и целеустремлённые сообщества неравнодушных к судьбе Родины людей.

Я – русский, живу в России, думаю на русском языке и с трудом продираюсь через обилие научных терминов «Сути Времени». Нужен перевод "контента" на язык понятный человеку, думающему на русском языке, переживающему за свою страну и опасающемуся очередного обмана.

Язык – это не просто слова для обозначения понятий, предметов и явлений, это не просто словарь, но и операционная система управляющая нашим сознанием и подсознанием. И основные понятия-команды языка должны направлять человека к Цели (давать представление о Целом) и приводить в действие те самые глубинные силы, которые мы называем: Желание, Воля, Страсть, Любовь, Гнев, и при этом давать человеку способность различать Добро и Зло.

Мессидж дискурса с контентом: идеологемы, монизм, гностической гуманизм, легитимность, прозелитизм, метафизика с онтологией и гносеалогией, интенции, генезис, катакомбы, актор с атрактором, когнитариат, плазмоид, лямбда-член, мистерии, гекатонхейр, субстрат, охлос, люмпен, псевдосубъект и другие иностранные слова, которыми наполнены тексты С.Е.Кургиняна, с цитированием Маркса, Вебера, Фрейда, Фрома и многих других западных мыслителей понять, а значит и вести диалог на равных и творчески могут единицы, в лучшем случае, десятки интеллектуалов-профессионалов. Сотни, в лучшем случае, тысячи, освоившие этот специфический «научный» язык, знающие текущее толкование этих слов и считающие себя посвящёнными будут раскачиваться в такт и дружно исполнять спускаемые сверху инструкции, они и составят ядро или внутреннюю партию. Среди первых и вторых окажутся и те, которые увидят в этих словах некие заклинания, дающие возможность призвать к себе в помощь дъявола власти. Десятки тысяч приобщённых людей, чувствуя, что здесь есть какая-то правда, этот язык толком не усвоят, а очарованные таким потоком наукообразия превратятся просто в армию безответственных исполнителей, не осознающих последствий своих поступков. Для остальных это будет просто звон и …(«А вот Жириновский правильно и по-русски говорит, пойду за ним»). В результате образуется закрытая иерархическая секта, члены которой говорят на своём «новоязе».

Другими понятиями и о другом, но на этом же языке с нами говорили и продолжают говорить перестройщики-либералы. Пустыню уже построили, но не прошло ещё сорока лет блуждания по ней. Мы помним плюрализм, от которого не спасает консенсус с толерантностью, то ваучер, то терроризм вылезет, то инвестиции убегут в офшоры, субкультуры (пока детские только) расплодились, а космополитизм как-то плохо приживается, полицаи уже на защите демократии от электората, а перед носом раскачиваются мультикультурализм и ювенальная юстиция: формы ещё расплывчаты, но запах ощущается. А почему экстремизм есть преступление вообще не понять, ведь не отлавливают же любителей экстремальных видов спорта и пожарников не садят.

Многие ещё помнят такие связки заклинаний: ревизионизм – оппортунизм – контрреволюция – враг народа, а также загнивающий империализм, интернационализм и наше поколение будет жить при коммунизме, вот только сначала догоним и перегоним.

Поскольку эти слова-понятия описывают модели развития и явления западного социума и к нам их занесло западным ветром, они не могут с достаточной точностью описывать явления нашей общественной жизни, тем более создавать модели нашего будущего. Эти слова непосредственно не увязываются с коренными понятиями родного языка, а опосредовано через объяснения и сложные толкования, поэтому связь эта не прочна и самое опасное, что она легко может смещаться и меняться под внешним, в том числе умышленным, воздействием с искажением и подменой смыслов. Для манипуляторов - это конечно же удобный механизм. (Манипулирование это побуждение человека неосознано способствовать скрытым целям манипулятора, как правило во вред себе.)

В результате сознание не обретает ясности и начинает разрушаться, хорошо если в нём образуется защитный механизм, не допускающий вторжения дурилок (информационных вирусов), и одним из признаков для включения защиты являются инородные слова. Причём многие из них уже отягощены отрицательными неприятными оттенками, от которых полностью не избавиться, сколько не перетолковывай их. Демократия – дерьмократия, либерастия, тот же патриотизм, то ура- ,то что-то там с негодяями, или империя - государство империализма.

Язык наш пытаются подменять уже сотни лет, а с перестройкой особенно активно, в том числе уничтожая традицию, разрывая связь поколений и навязывая западную культуру, а он сопротивляется, уж очень многообразны и сильны внутренние связи. Попыток радикального решения, путём физического уничтожения носителей русского языка тоже было много, а задачка не решается. Но это вообще другая тема.

Мы уже понесли многократные потери, перенимая опыт западной цивилизации, искренне считая их путь столбовой дорогой человечества. Только вот дорога эта завалена граблями, вот сейчас расчистим и всё будет как надо, но потом выясняется, что грабли ни при чём, просто направление не туда.

Нам очень близки и понятны русские слова: Родина, Отчизна, Держава, Община, Семья, Лад и многие другие. Помните Сталин в критический момент: «Братья и Сёстры…», а не классовое «пролетарии» или отстранённое «граждане» (где-то внутри чувствуется, что граждане это только горожане). И вряд ли взволнует чьё-то сердце обращение типа «когнитарии всех стран объединяйтесь». Я лично не хочу быть каким-то когнитарием. И вообще надо выразить все наши общественные явления на русском языке и смыслы надо творить на русском языке, а то, что не поддаётся такому выражению, вряд ли будет поддержано и, скорее всего, не приживётся и вылезет как заноза каким-нибудь нарывом. Сколько нам ни пой «Я тучка…, а вовсе не медведь» всё равно мы начнём кусаться, и всё равно нас будут называть неправильными.

Я уверен, что описание общественных явлений русскими словами даст лучшее их понимание, а значит и управление, и предвидение последствий от воздействия на них. И легче будет достучаться до сердец, легче удерживать смыслы от искажений и извращений, а их было и будет. Родные слова это не просто знаки для выполнения логических операций, это торговать и деньги считать можно на любом языке, а цельно выразить мир и себя в нём можно только на родном языке.

И только тогда ясно и открыто выраженный смысл бытия, как преемственная (имеющая связь с миром наших Предков и с Богом) Цель, по настоящему и глубоко осмысленная, поддержанная внутренним ощущением справедливости и блага станет тем самым светом («национальной идеей»), за которым пойдут все, для кого русский язык является родным и чья жизнь неразрывно связана с Россией.

Мищенков А.А.

Прочитано 2036 раз

Зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.