Вторник, 01 июля 2014 00:00

Строительство капитализма в Краснообске

Автор
Оцените материал
(0 голосов)

Авторы: Андрон Шандыбин, Глеб Захарьящев  "Пора ли это предать забвению? Или какие уроки из этого можно извлечь?"

События более чем 10-летней давности не должны повториться.

 

 

 

Краснообский беспредел

Из архива Русскай патриотической газеты Сибири "ОТЧИЗНА" № 1-3 (222-224), январь 2006г.

Андрон Шандыбин        Глеб Захарьящев

Уже несколько месяцев жители поселка Краснообск, расположенного под Новосибирском, взволнованно обсуждают сложившуюся в поселке непростую ситуацию, весьма попахивающую криминалом. Как стало известно из просочившихся в СМИ сведений, источником которых являются следственные органы, на территории Краснообска несколько лет действует организованная группа из числа должностных лиц СО РАСХН (Сибирского отделения Россельхозакадемии) и ряда руководителей, подведомственных СО РАСХН, организовавшихся для совершения ряда экономических преступлений, связанных с незаконным использованием федерального имущества, средств федерального бюджета и земельных участков. Документально подтверждены конкретные эпизоды противоправной деятельности, конкретно названы имена фигурантов. О детективных событиях, разворачивающихся в Краснообске, многократно сообщала пресса: "Аргументы и Факты", "Московский комсомолец", "Комсомольская правда", "Новая Сибирь", "Честное слово"… Но справедливый и соответствующий закону конец этой истории так и не проглядывается.
Конечно, ситуация с коррупцией и хозяйственными злоупотреблениями в Краснообске не является чем-то необычайным в сравнении с происходящим в масштабах страны. Особенность краснообских событий состоит в том факте, что действующими лицами здесь выступают не прожженные коммерсанты или беспринципные чиновники, а люди, призванные, казалось бы, по роду своей деятельности, наоборот, обогащать государство - новыми идеями и результатами своих научных исследований. Верхушка руководства Сибирского отделения Российской сельхозакадемии, пользуясь практически неограниченным доступом к тем имущественным и финансовым ресурсам, которыми, по сложившейся традиции, наделено научное аграрное ведомство, восприняла их как свою личную собственность.
Увы, именно эти, с позволения сказать, "ученые", собирательный образ которых в сознании рядовых граждан, как правило, все еще ассоциируется с этакими чудаками-бессребрениками, отрешенными от человеческих страстей, колдующими над своими ретортами, активно занялись коммерциализацией государственного имущества.
Что и говорить, процесс "демократизации" и Великая Криминальная революция, развивающиеся в стране в последнее 15-летие, в корне ломают представления людей о чести, и не только профессиональной, но и просто человеческой. Ничто "человеческое" оказалось не чуждо отдельным руководителям сибирской агронауки, да так не чуждо, что ныне их в Краснообске величают не иначе, как "академики с большой дороги". И, как выясняется, на это есть веские основания.

Откуда растут ноги
Если обратиться к истории, то можно вспомнить, что поселок Краснообск, основанный более 30 лет назад, строился всей страной на деньги, заработанные не Всесоюзном коммунистическом субботнике, из расчета размещения в нем научных учреждений Сибирского отделения сельхозакадемии (тогда - ВАСХНИЛ). Долгие годы именно Сибирское отделение было главной градообразующей организацией в поселке, а председатель Президиума СО ВАСХНИЛ - главным, и почти единственным, "хозяином" Краснообска. Существующий в зачаточной форме орган местной власти в Краснообске - Поссовет, презрительно именовался в узких кругах, приближенных к "хозяину", не иначе как "пёссовет", а руководство этого "пёссовета" обязано было все свои поступки согласовывать с руководством сельхозакадемии. Сибирскому отделению принадлежал весь жилой и нежилой фонд, магазины, котельная, электрические и тепловые сети, оптовые базы, склады, тротуары, фонари и деревья, одним словом, всё - кроме людей и их личного имущества. Через Сибирское отделение большим потоком шли государственные деньги, предназначенные для содержания жилищно-коммунального хозяйства, объектов соцкультбыта, торговли, снабжения, дошкольных учреждений и многого другого. Это сейчас мы догадываемся, что там, где есть потоки больших денег, всегда найдутся соблазны для "регулировщиков" этих потоков. Например, отвести небольшие "струйки" "на сторону" или "поиграться" вентилем, чтобы конечный потребитель бюджетного финансирования сам, "добровольно", догадался отстегнуть (в современной терминологии - "откатить") "сантехнику" за возможность получать положенное. Но в эпоху всеобщего "равенства" и отсутствия свободного предпринимательства данное положение вещей воспринималось как терпимое явление. Ведь правили же тогда регионами партийные секретари, никогда не избираемые народом, а представители формальной власти были на побегушках у "рулевых". Все изменилась в последние годы.

Дележ награбленного
При общем дележе всенародного достояния в начале 90-х наш тогдашний малотрезвый президент щедрой рукой раздавал "за верную службу" своим верным вассалам "наделы" и "поместья". Не обошел главный "россиянин" вниманием и сельскохозяйственную науку. Ей, по личному указу президента, в 1992 г. передали полномочия собственника на значительный объем государственного имущества. В структуру Россельхозакадемии вошли сотни различных предприятий, сооружений, отдаленно связанных с наукой, а также и пахотные земли, занимающие общую площадь более чем в 4 млн. га. Чтобы представить грандиозность масштабов, заметим, что это примерно четверть всей площади Новосибирской области, включающей озеро Чаны. Таким образом, РАСХН стало крупнейшим землевладельцем в стране, своего рода "государством в государстве" со своими некоронованными царьками и князьками. Однако даже столь значительные ресурсы не обеспечивают успеха научных разработок в сельскохозяйственной отрасли, которая традиционно числится в отстающих и всегда лежала "на боку". Гибель и растаскивание имущества опытных хозяйств не мешала верховным агроученым рапортовать о достижениях и устраивать пышные заседания. По прилавкам магазинов, сплошь забитым импортными продуктами питания, народ сам судил о "достижениях". Дошло до того, что сигнализировать о недугах Российской академии сельскохозяйственных наук была вынуждена Счетная палата РФ, выявившая неэффективность использования затрачиваемых на сельхознауку средств. Результаты явно не соответствовали вложениям. А если вдуматься, то разве могло быть иначе? Зачем напрягаться, двигать науку, когда деньги можно делать из того, что уже имеется. Главное - умело распорядиться имуществом, которое счастливым образом попало в руки. И дело пошло…

"Ученые" за работой…
По мере некоторой стабилизации в стране пришел черед размежевания собственности между различными уровнями власти. Правительство РФ распорядилось передать объекты жилищно-коммунального хозяйства и социально-культурного назначения на баланс органов местной власти с целью их эффективного использования на благо населения. Был принят Закон № 131-ФЗ об основных принципах местного самоуправления, который наделил муниципалитеты полной ответственностью за все происходящее на их территории. Для исполнения местной властью своих возросших обязанностей к ней должно было перейти и необходимое для этого имущество. Начался процесс разграничения полномочий собственников. Более года тянулась борьба населения и органов местного самоуправления за передачу объектов жилищно-коммунальной и социально-культурной сферы в распоряжение самого поселка Краснообск, как это и предписывает закон. Но все попытки разбивались о глубоко эшелонированную оборону академических кругов. Сказались неравные силы. Со стороны руководства сибирской агронауки были приложены максимальные усилия, задействованы все возможные административные и финансовые ресурсы с тем, чтобы не допустить "ухода" жилищно-коммунального фонда и объектов социально-культурного и бытового назначения к местному самоуправлению. Забросив науку, ученые мужи пустились во все тяжкие, чтобы удержать в своих руках такие сугубо "научные" объекты, как поселковая котельная, баня с номерами "люкс" и даже… местное кладбище. Да, да, и кладбище руководство СО РАСХН сумело сдать в аренду, как и торговые площади и номера "люкс" в бане. В результате сдачи в аренду торговых центров одной частной компании, например, государство только за 2003-2004 гг. недосчиталось более 27 млн. рублей. Баня, входной билет в которую стоит 160 руб. в общее отделение и где отсутствуют какие-либо льготы для пенсионеров, по результатам хозяйственной деятельности всегда в конце года оказывалась в финансовом убытке. Из-за того, что жилищный фонд в свое время не был передан в муниципальную собственность, а остался на балансе сельхозакадемии, граждане, желающие законно приватизировать свои квартиры, вынуждены оплачивать дополнительно ко всем обязательным платежам еще семь с половиной тысяч рублей за регистрацию какого-то неведомого им "права хозяйственного ведения для юридических лиц". И послушно платят, потому что, несмотря на очевидную незаконность побора, отменять его никто не торопится. И таких примеров предостаточно. В результате в поселке правит бал "беспредел". Сегодня законно избранная местная власть не может этому ничего противопоставить, потому что не располагает какими-либо возможностями.

Гулять, так гулять!
"Захмелев" от безнаказанности, предвкушая полную победу на имущественном фронте, верхушка Сельхозакадемии все равно не успокоилась. Задавшись целью поставить под свой контроль не только материальные ресурсы поселка, но и общественное мнение, которое всегда было настроено против произвола, ретивое руководство Президиума СО РАСХН решило расправиться с местной независимой газетой "Краснообск", выходящей для населения поселка уже около трех лет. Ох, как не нравилось краснообским "князькам", когда обо всех их деяниях становилось через газету известно жителям! Давний принцип тиранических режимов - подавлять любое инакомыслие и держать своих подданных в информационном вакууме - обязан был по жанру действа быть разыгранным в Краснообске. Для этого редакции газеты незаконно отказали в продлении договора аренды на занимаемые ею помещения. И это несмотря на то, что редакция на протяжении ряда лет была исправным и добросовестным плательщиком. В День Российской Печати, празднуемый 13 декабря, как в насмешку над этой самой "российской прессой" в редакции газеты были отключены телефоны и электроэнергия. Газета перестала выходить.
Чтобы она не смогла больше и голову поднять, "хозяева" Краснообска поставили "сверхзадачу" перед администрацией и депутатами поссовета: перекрыть редакции свободной газеты все возможности арендовать помещение где-либо в поселке. Нигде, и точка! Если же местная "власть" посмеет ослушаться, будет ей плохо - ресурсы-то поселка в руках "академиков", так что найдётся чем шантажировать депутатов "пёссовета" и главу поселка. Например, захочу - перестану убирать снег в поселке, и он погрязнет в бездорожье и в мусоре, а отвечать головой будет администрация поселка, и спрашивать возмущенные жители начнут с депутатов! Или еще чего-нибудь придумаю. Так что не высовывайтесь. Хуже будет.
Поселок почти окончательно стал заложником самодурства никем не избранных "князьков". Но стал лишь "почти", потому что на Руси исстари и до наших дней правда была отнюдь не в силе. Потому что в нашем народе еще сохранились ясные представления о совести, чести и долге. Потому что не все готовы пресмыкаться перед "сильными мира сего"… Но об этом читайте в следующей нашей статье.

Как пчелы на мед…
Одним из первых случаев "увода" государственной собственности в частные руки в Краснообске стала передача недостроенного корпуса мастерских СОПКТБ. Этот недостроенный объект числился на балансе дирекции строительства СО РАСХН и был передан на баланс некоего АОЗТ "РОЙ". Передача осуществлена по распоряжению тогдашнего Председателя президиума СО РАСХН. Формально это здание передавалось Сибирским отделением Россельхозакадемии в АОЗТ "Рой" в качестве взноса "академии" в уставной капитал фирмы. Этот акт сам по себе вызывает большие юридические сомнения. Тогда предполагалось, что АОЗТ "Рой", учредителями которого на равных становились "Агрофирма Пчёлы" и Президиум СО РАСХН, будет на полном серьезе заниматься развитием пчеловодческой отрасли в Западной Сибири, а в передаваемом строении разместят завод по переработке продукции пчеловодства. Под это большое дело привлекались средства как областного, так и федерального бюджетов, измеряемые в миллиардах тогдашних неденоминированных рублей. Доля имущества СО РАСХН, как установило позже следствие, была занижена, приобретенные акции на балансе СО РАСХН не отражены. Достройка объекта незавершенного строительства осуществлялась за счет инвестиций - как банковских, так и средств федерального и областного бюджетов. Большая часть денег до стройки не дошла. Кредиты не вернулись. Далее, путем ряда совершённых сделок, имущество, переданное акционерному обществу "Рой", навсегда ушло в частные руки. Какие-либо дивиденды по акциям СО РАСХН в АОЗТ "Рой" за все время его существования в СО РАСХН не перечислялись. Так бесславно закончилось для СО РАСХН затеянное в начале 90-х "производство пчелопродукции".
Что это? Стечение обстоятельств? Юридическая безграмотность? Возможно. Видимо, тем же стечением обстоятельств и случайным совпадением можно объяснить факты, полученные из оперативных данных, о том, что главные участники этой "операции" были щедро вознаграждены - есть сведения о получении ими ряда квартир в Краснообске. На основании имеющихся фактов 23 июня 2002 г. прокуратурой Центрального района Новосибирска было возбуждено уголовное дело № 48418. Однако примерно через год оно было прекращено, т.к. виновных "не нашли".
В конце 2002 г. параллельно со следственными органами расследованием исчезновения кредита, взятого в 1994г. АОЗТ "Рой" у коммерческого банка, занялись частные юристы, жители Краснообска Олег Грибанов и Михаил Ольшевский. В ходе своего расследования они выявили немало новых обстоятельств дела. Появились ниточки, ведущие к значительным фигурам, связанным с этим и другими сходными по характеру делами. О результатах своего расследования добровольцы-энтузиасты писали в следственные органы, получали на свои запросы ответы из прокуратуры. Активная переписка велась долго. Последний ответ из прокуратуры Грибанову и Ольшевскому об обоснованности прекращении уголовного дела № 48418 был датирован 23 января 2004 г. а уже через пять дней оба "правдоискателя" были арестованы по обвинению… в убийстве.
Был бы человек, а статья найдется…
За год до этих событий, а именно 13 февраля 2003 г. в сауне от руки неустановленного киллера погиб депутат Новосибирского областного Совета, генеральный директор завода бытовой химии (ОАО "Сибиар") Сергей Филатов. На первый взгляд наблюдателей, преступление не имело очевидных мотивов и вразумительных причин. Следствие отрабатывало несколько версий мотивов преступления - от политической до коммерческой, но никак не могло выйти на исполнителей и заказчиков убийства. Целый год обозреватели гадали, кто же стоит за убийством? Журналист Виктор Антропов в газете "Новости в Новосибирске" писал, что сырье, используемое на руководимом Филатовом заводе - спиртосодержащая жидкость - имело исключительно криминальное происхождение, ибо изымалось правоохранителями из оборота "водочной мафии". Это обстоятельство и служило, в частности, причиной экономического подъема завода. Можно было допустить существование разногласий, как это часто бывает, между участниками столь прибыльного бизнеса. По понятным причинам, версия со спиртным конфискатом не устраивала причастных к этому явлению персонажей и была отвергнута как тупиковая.
Дело грозило перейти в разряд "висяков". И вот - удача! Внезапно возникают новые свидетели и "вещдоки" - клубок начинает распутываться. В СМИ появились сообщения о том, что в Западной Сибири впервые раскрыто заказное преступление такого масштаба. Центральное телевидение показывает на всю страну в программе "Честный детектив" документальный фильм про успех новосибирских следователей. Киллером оказался О. Грибанов, а его пособником - М. Ольшевский. По версии следствия, за $ 100 тыс. фигуранты согласились ликвидировать директора, который мешал ведению бизнеса заказчиков этого преступления из числа его коллег. Для этого Грибанов в день убийства подъехал к сауне на такси. Застрелив жертву и оставшись при этом незамеченным, он также уехал на пойманной машине. Почти через год обе машины были найдены и приобщены к делу, через тот же срок найденные свидетели сумели вспомнить и опознать киллера. Некоторые несуразности этого дела пока мешают следствию выстроить окончательную версию убийства. Так, например, оружие убийства - переделанный пистолет Макарова - Грибанов не выбросил сразу после преступления, как положено в детективах, а зачем-то хранил в квартире Ольшевского целый год. Там пистолет при обыске и нашли удачливые следователи. Одним словам, незадачливые преступники наделали столько "ляпов", что удивительно, как им целый год после убийства удавалось открыто существовать, на виду у всех заниматься общественной деятельностью, и, мало того, изводить своими заявлениями правоохранительные органы и обивать пороги прокуратуры. А Михаил Ольшевский, утративший, очевидно, чувство самосохранения от переполнявшей его гордости за содеянное, вздумал вдруг 25 ноября 2003 г. публично выступить в Доме ученых СО РАСХН на предвыборной встрече Виктора Толоконского с жителями Краснообска. Там он вступил в дискуссию с губернатором относительно экономической целесообразности размещения вблизи Краснообска завода по производству алкогольной продукции. "Один рубль, полученный от продажи водки, оборачивается шестью рублями убытков в экономике через прямые и косвенные последствия ее употребления", - заявил Ольшевский, чем подпортил общую тональность мероприятия и огорчил губернатора, вынужденного объяснять "выскочке", в чем тот не прав. Ольшевский даже попал в объектив присутствующих на встрече журналистов. Получалось, что преступники, вместо того, чтобы отдыхать где-нибудь далеко на вырученный "гонорар", "светились" почем зря и, более того, дразнили преследователей своими нелепыми "разоблачениями".

Михаил Ольшевский с документами в руках
задает непростые вопросы (фото из архива 25.11.2003г.)


Вскоре после Грибанова и Ольшевского были арестованы остальные сообщники преступления, оказавшиеся в большинстве своём жителями Краснообска. Как и следовало ожидать, все они как один отказываются от предъявленных обвинений, заявляя о том, что дело против них сфабриковано и является политическим. Свидетели из близких друзей обвиняемых также считают, что следствие проявляло тенденциозность, выпячивая факты, изобличавшие "преступников" и отметая оправдательные моменты, не укладывавшиеся в "прокрустово ложе" официальной версии. Это и понятно. Когда в основу судопроизводства положен принцип состязательности сторон, а не справедливости, отвлекаться на "неувязки" и "нестыковки" следствию не с руки. Этим пусть занимаются адвокаты обвиняемых, это их хлеб. А пока, завершив свою работу, следствие передало материалы в суд.
По ходатайству обвиняемых, их дело будет рассматриваться судом присяжных. 20 июля 2005 года открылись судебные заседания. За полгода предварительных слушаний дело так и не продвинулось из-за разного рода проволочек. Не состоялось еще и избрание коллегии присяжных. Обвиняемые находятся за решеткой уже два года. Сколько придется провести еще - неизвестно. Известно лишь то, что теперь они будут рассудительней подходить к собственным поступкам и обдуманней соизмерять их результаты с ожидаемыми последствиями.

В зале суда. Закономерный итог ( 20. 07. 2005г.)

Его пример - другим наука
Всё происходящее в Краснообске не могло оставить безучастными жителей поселка. 23 февраля 2004 г. по инициативе ряда представителей общественных движений возникло новое образование: Совет общественных организаций п. Краснообск (СООК). В него вошли как члены отдельных политических партий и общественных организаций, так и обычные жители, не придерживающиеся каких-либо специфических политических воззрений. Главное, что объединило этих людей, - это тревога за судьбу поселка, стремление противостоять нарастающим негативным тенденциям и желание повернуть жизнь в Краснообске к лучшему. Одной из первых акций, организованных по инициативе членов СООК, было вынесение на открытое обсуждение вопроса обоснованности тарифов ЖКХ, предъявляемых к оплате жителям поселка. Известно, что вся сфера ЖКХ в Краснообске монополизированы предприятиями, подведомственными СО РАСХН - ГУП ЖКХ и ГУК ПЭТС. Предлагаемые ими тарифы были из области "предложений, от которых нельзя отказаться". Тогдашнее местное самоуправление поселка могло только соглашаться с монополистами, не обсуждая размеры тарифов. Эти размеры показались членам СООК необоснованно завышенными, т.к. цифры существенно превышали аналогичные в близлежащем Новосибирске. Несмотря на жаркие споры по этому вопросу, навязанные монополистами тарифы были "продавлены" через сессию совета депутатов и утверждены. Но дело на этом не закончилось. По инициативе депутата областного совета Вячеслава Нестяка, летом 2004 г. была организована силами Контрольно-счетной палаты областного Совета проверка деятельности предприятий коммунальной сферы, которая выявила факты завышения стоимости выполненных работ. Вскоре начали возбуждаться уголовные дела. Следствие по ним еще не закончено, но есть надежды, что под бдительным контролем общественности они не залягут, как бывало, в "долгий ящик".
В декабре 2004 г. состоялись муниципальные выборы в органы местного самоуправления Краснообска. Проходили они в атмосфере ожидания скорого вступления в силу закона № 131-ФЗ (об основах местного самоуправления), кандидаты были преисполнены желаний послужить поселению в условиях нового законодательства, когда возросшие полномочия народных избранников подкрепляются возросшими возможности. Это находило отражение в их программах и обещаниях. Устремления на вхождение во власть с целью решения коммерческих задач или манипулирования муниципальной собственностью и бюджетом, столь часто наблюдаемые в небольших населенных пунктах, где местную власть захватили "паханы", в Краснообске не проявлялись. Избиратели, образовательный и гражданский уровень которых в поселке традиционно выше среднего, выбрали достойных депутатов, способных отстаивать интересы населения и работать на улучшение его жизни. Понимая, что жизнь в нашем государстве еще далека от совершенства, все надеялись, что, начав с малого, наведя порядок в одном населенном пункте, удастся впоследствии навести порядок и во всей стране, увязшей в коррупции и криминале. Благодаря исчерпывающей информации о проблемах поселка, получаемой со страниц независимой газеты "Краснообск", возможность претворения в жизнь задуманного населению и депутатам виделась в радужном свете. Казалось, когда общество и муниципальная власть заодно, то нет таких преград, способных помешать законодательно подкрепленным реформам местного самоуправления. Однако, как и положено при осуществлении благих дел, с самого начала стали возникать препятствия. Опасность и угроза для осуществляемых преобразований выявилась с неожиданной стороны…



Пробужденное общественное сознание граждан набирает силу


Увы, радужным планам краснообских избранников и общественников не удалось сбыться. Очень быстро стало выясняться, кто действительный хозяин в Краснообске. Своеобразие и уникальность Краснообска как административно-территориального образования проявились в том, что муниципальная власть, то самое местное самоуправление, о котором в последнее время непрестанно говорят и которое усиленно развивают, в нынешних условиях весьма "нежеланный гость" в своем же поселке. Этакое "пятое колесо" в телеге текущих в Краснообске процессов, мешающее заведенному исстари порядку вещей. Чтобы понять природу этого порядка, его юридический аспект, а также и оценить перспективы этого явления, нелишне оглянуться на нашу отечественную историю. Сами собой напрашиваются некоторые интересные сопоставления.

Сквозь призму исторических аналогий
В недалекой истории нашего государства, а именно в 30-40-х годах прошлого века, был период, когда управление некоторыми территориями осуществлялось не органами местной власти - Советами, как было положено по Конституции того времени (главный лозунг победившего режима звучал: вся власть Советам!), а отдельными гострестами. Наиболее известный из них, в частности, осуществлял свою деятельность в 30-40-х гг. на территории, занимающей 10% площади СССР и сравнимой с площадью всей Западной Европы. В момент основания Трест был наделен особыми правами. Так, никакие учреждения и лица без особого постановления Совета Труда и Обороны СССР не имели права вмешиваться в административно-хозяйственную и оперативную деятельность Треста. В 1931 г. он был освобожден от всех налогов и сборов. А в 1933 г. на Трест даже были возложены обязанности по взиманию на своей территории государственных и местных налогов, а также и всех других доходных поступлений в государственный и местный бюджеты. Полученные таким образом средства Трест имел право оставлять в своем полном распоряжении. Для руководства районами, существовавшими до этого на территории, в которые входило 15 сельских советов и один городской Совет, внутри Треста был образован специальный административно-гражданский отдел, который забрал себе все функции местного управления. Иными словами, вся полнота власти находилась не в руках избираемых населением Советов - неких карикатурных аналогов нынешних муниципальных органов местного самоуправления, а сосредоточивалась под личным началом руководителей Треста и назначенных ими лиц.
Ретроспективная историческая аналогия деятельности пресловутого Треста (и ряда сходных с ним учреждений того периода) со сложившимся положением дел в современном Краснообске неизменно приходит на ум, когда рассматриваешь сегодняшнюю ситуацию. Судите сами.

Для внутреннего употребления…
Имущественный комплекс жизнеобеспечения в поселке полностью находится в руках ведомства: Сибирского отделения Россельхозакадемии. Подведомственные ему предприятия - ГУП ЖКХ СО РАСХН и ГУК ПЭТС СО РАСХН полностью замкнули на себя обеспечение поселка услугами ЖКХ, теплом и электричеством. Они же, или, вернее, с их подачи, и устанавливаются тарифы коммунальных платежей. Без согласования с этими организациями нельзя в поселке ни построить что-либо, ни подключить какие-либо объекты к инженерным сетям. Распоряжение градостроительными ресурсами и землей, небезвозмездное, конечно, - это отдельный "конёк" сельхозакадемии. Систематически, на протяжении десятка лет, Президиумом СО РАСХН издавались положения, нарушающие Конституцию РФ, федеральные законы, Налоговый кодекс РФ, Земельный кодекс РФ, Бюджетный кодекс РФ и существенно ущемлялись права органов местного самоуправления. Так, например, своим постановлением Президиум устанавливал порядок застройки в п. Краснообск, вводил сборы и устанавливал ставки сборов за строительство жилых домов. Земельные участки под строительство выделялись только после разрешения комиссии СО РАСХН. Устанавливались ставки за выделяемые тепловые мощности, водоснабжение, канализирование…
Получаемые средства от платежей за использование земель и связанные с этим использованием права зачислялись не в бюджеты всех уровней, как предусмотрено законами, а на счет Президиума СО РАСХН. Прекратились такие незаконные деяния только после вмешательства прокуратуры, которая уже не могла привычно закрывать глаза на столь вопиющие нарушения. Ведь в данном случае "академики" бесцеремонно узурпировали права, которыми наделены лишь исполнительные органы государственной или муниципальной власти.
Но и после отмены ряда незаконных актов в руках руководства СО РАСХН остались рычаги влияния на строительную политику в поселке через вышеупомянутые предприятия путем использования разрешительных функций.
Как ни парадоксально, торговля Краснообска также сосредоточена в руках Президиума академии. При чем тут наука, никто, естественно, объяснить не может, но помещения обоих торговых центров в поселке по сей день находятся на балансе Президиума СО РАСХН. Привлекая по своему усмотрению арендаторов на эти площади, верхушка местной "академии" воздействует на потребительский рынок Краснообска, продвигая приемлемых для себя владельцев сетей супермаркетов. О конкурсности в вопросе выбора арендаторов-монополистов речь не идет вообще - всё решается кулуарно.
В поселке полностью отсутствует муниципальный жилой фонд - он весь закреплен за ГУП ЖКХ СО РАСХН. Права жильцов квартир, желающих приватизировать свое жилье, нарушаются неправомерным требованием оплатить дополнительно к госрасценкам 7 тыс. 500 руб. Более тысячи краснообских семей вынуждены приостановить процесс приватизации в ожидании отмены незаконного побора, рискуя опоздать к окончанию срока бесплатной приватизации, когда выкупать квартиру придется по рыночной стоимости. Нынешняя реформа ЖКХ, направленная на создание конкуренции на рынке предоставляемых коммунальных услуг, имеет призрачные перспективы на успех в поселке. Выбор населением управляющей компании сведется к одному единственному монополисту, оказывать воздействие на которого через выборные органы и призывать к благоразумию в сложившейся ситуации невозможно.
Органы местного самоуправления лишены реальной возможности влиять на решение и других вопросов местного значения, закрепленных за ними законом №131-ФЗ "Об общих принципах организации местного самоуправления". Таких, например, как организация в границах поселения электро-, тепло- и водоснабжения населения. Энергетический монополист - Предприятие электрических и тепловых сетей (ГУК ПЭТС) также напрямую подчинено сельхозакадемикам. Не могут депутаты, соответственно, и влиять на уровень тарифов услуг ЖКХ для населения. Решение любых социально значимых проектов и просто жизненно насущных для населения поселка дел не представляется для муниципалитета возможным ввиду отсутствия источников финансирования от использования муниципальной собственности. Этой собственности у местной власти просто нет…
И вот здесь-то сходство с вышеупомянутым учреждением 30-х гг. (тот самый Трест - помните?) в общих чертах заканчивается.


А кому это надо?
Справедливости ради зададимся вопросом: может быть, сложившаяся система руководства в чём-то рациональна и полезна? Может, она всё же нужна кому-то?
На второй вопрос можно без колебаний ответить утвердительно. Относительно первого придется немного порассуждать.
Пресловуто известный Трест, используя свои исключительные полномочия, всё же был в целом ориентирован на промышленный результат. Кроме того, осуществляя деятельность на неосвоенной и малозаселенной территории, где требовалось вложение колоссальных ресурсов, тогдашний "Дальстрой" (а речь идет о нем) всё же смог наращивать производство невероятными темпами. Золотодобыча - а именно ей занимался "Дальстрой" на просторах Колымы, - увеличивалась год от года в геометрической прогрессии. "Дальстрой" входил в систему Гулага и на приисках использовался подневольный труд заключенных. Очень дорогой ценой доставались стране золотовалютные средства, необходимые на закупку оборудования за рубежом для нужд разворачивающейся индустриализации. Относительно обоснованности тех жертв для достижения цели можно вести дискуссии, но отмахнуться исторических фактов невозможно.
Что касается Краснообска, то здесь картина с успехами несколько иная. Согласно уставу, Россельхозакадемия "является самоуправляемой организацией, проводит фундаментальные и прикладные научные исследования в области агропромышленного комплекса". Расквартированное в поселке Сибирское отделение РАСХН когда-то действительно являлось градообразующей организацией, но в последние годы бесповоротно утратило этот статус. Численность сотрудников отделения и подведомственных ему организаций ненамного превышает 10% населения поселка. Занимаемые прежде отделением помещения сданы в аренду. В некоторых научных институтах доля арендуемых сторонними организациями площадей достигает 75%. Объем производимой научной продукции не позволяет претендовать на получение общероссийского статуса наукограда, который обрел, например, п. Кольцово. Соответствуя одному из формальных критериев - нахождению на территории обособленного муниципального образования, СО РАСХН безнадежно уступает по всем другим параметрам, которые и определяют научный потенциал. Верхушка СО РАСХН отказалась от попыток получения статуса наукограда, а, следовательно, и на открытие отдельной линии государственного финансирования научных разработок. Остается только радоваться успехам недалекого города Бийска и отдаленного Мичуринска Тамбовской области, получивших статус наукограда. Последний, кстати, специализируется в аграрной области и является, в определенном смысле, коллегой Краснообска.


И куда же мы идем?...
А охваченная имущественной эйфорией верхушка СО РАСХН действительно разрабатывает все более и более масштабные проекты распространения своего влияния… Но, к сожалению, не в области агронауки.
Не может не возникнуть справедливый вопрос о целесообразности существования в наше время такого рукотворного "Гулага" в окрестностях Новосибирска. Зачем и кому нужно такое образование, не приносящее пользы ни населению поселка, ни государству? Кто получает дивиденды от его существования? Почему, несмотря на многократные митинги протеста, призывы и обращения жителей поселка, разбором ситуации в Краснообске не занимаются те, кто обязан делать это по долгу службы? И кто, в конце-концов, покрывает краснообский беспредел?
Только ответив на эти и другие вопросы можно отыскать варианты выхода из сложившегося положения и начинать строить нормальную и справедливую человеческую жизнь. И не только в одном Краснообске.
Андрон Шандыбин.

Прочитано 3142 раз Последнее изменение Вторник, 27 ноября 2018 21:58

Зарегистрируйтесь, чтобы комментировать.